Тени

Это было одно из тех мест, в которые ходит продвинутая молодёжь — дети Индиго или поколение Z.

Она и не думала, что в свой переваливший за тридцать десяток, будет стоять в очереди в кафе, как в третьесортном американском фильме, рекламирующим тот или иной модный ресторан. Вывеска гласила что это бар, с приставкой напитка, который она в баре никогда не видела. Идея ей очень понравилась.

Витрина с тортами, была просто сказочной. Пока ждала в окружении таких же посетителей — в голове уже пронеслось несколько надежных способов вывода индивидуума из сахарной комы, так как попробовать захотелось практически все, что было выставлено в старомодном буфете.

Мимо сновали официанты в застиранных пижамах. Их униформа и бутылки с вкрученными в них лампочками вместо люстр — завершали антураж модного места. Народу было много. Когда её наконец усадили за освободившийся уголок, и подали меню — радости не было предела.

Музыка играла настолько тихо, что мотива, почти не было слышно, из-за рокота голосов, сливающихся в громкий шум.

Столики были расположены так близко, что локти и ноги нужно было держать при себе, чтоб не задеть соседа.

Она вглядывалась в лица посетителей, но не могла уловить злости или неудовлетворенности от такого соседства. Поколение Z нормально относилось как к тесноте, так и очередям при входе.

Нужно отдать должное, еда в Баре была действительно вкусной, и получив первый сахарный удар Она опять принялась рассматривать людей по сторонам.

Народ был разношерстный.

От одинокого кавказца средних лет, который пришёл один, с намерением исправить ситуацию. До только что вышедших из пубертатного возраста школьниц, неустанно выкладывающих селфи в Instagram.

Возле каждого человека стояла его Тень.

Рядом с мужчиной не славянской внешности — она была прозрачной и очень похожей на него самого. У любительниц Instagram — они были яркими, темными, и не имели ни малейшего сходства с хозяйками.

Она очень гордилась своим умением почувствовать Тень рядом с человеком. Разглядеть её, идентифицировать, классифицировать, разобраться в её оттенках. При этом ясно осознавала свой редкий дар.

Таких в её жизни было не много.

Видящих.

И она дорожила дружбой с каждым из Круга посвящённых.

Рядом с её столиком сидело трое молодых девиц. Они активно размахивали руками, церемонно жестикулировали и поглядывали на соседский стол, за которым сидели молодые парни, делая вид, что им совершенно не интересно кто там рядом. Из этих троих, явно выделялась одна девушка. Она присмотрелась к ней повнимательней и усмехнулась.

Ярко красные губы были подкрашены так, что, когда, ей приходилось пить из стакана, дабы не размазать чудную помаду она смешно оттопыривала нижнюю — в результате чего, то и дело проливала жидкость на салфетку, которую подставляла под подбородок. Она хохотала громче всех, заливисто и свободно. Крутила головой по сторонам, подмахивала короткой челкой в такт словам соседки, преувеличенно гримасничая и пронзительно восклицая время от времени

— Да! Я тоже это говорила! Конечно. Я так и думала!

Рядом к её креслу жалась тёмная плотная Тень. Она склоняла голову, неуверенно вздыхала и ёжилась, когда её хозяйка особенно экспрессивно реагировала на окружающих. Она как бы извиняясь, косилась на Тени остальных девочек за столом. Губы её были бледными, без намёка на помаду. Повадки зажатыми, а движения угловатыми. Тень была не уверенна в себе, то и дело пыталась спрятаться в уголок. Но хозяйка на пике напряжения держала её рядом, заставляя смотреть на то, кем она не была, вести себя так, как она не хотела. Тень хозяйки была спокойной и ранимой.

Она улыбнулась, опять посмотрела на них более пристально, чем смутила обеих, заставив притушить эмоции и активные телодвижения.

Рядом с тремя девицами сидела совсем другая компания.  Столик на четверых заняли три девушки и два парня. Сидели они хоть и битком, но спокойно и чинно. Не было в поведении женской половины ничего громкого, активного, либо нарочито показушного.

Она внимательней присмотрелась и опять увидела Тень.

Третья девушка была сама по себе.

Две первые с молодыми людьми — парами. А эта сидела чуточку дальше, отличаясь от них. Со стороны было понятно, что она одна. Нежная, довольная улыбка не сходила с её лица. Она слегка покачивалась на стуле. Участвовала в беседе и лицо её выражало полное спокойствие и удовлетворение, атмосферой их компании. Было слышно, как она активно отвешивает шутки, за которыми следовали взрывы смеха, лёгкого, искреннего и веселого.

Рядом с девушкой стояла Тень.

Сжималась и корчилась.

По ней время от времени проходила судорога злости и зависти, когда парень рядом с её подругой слева, нежно снимал прядку волос с щеки девушки.

Она топала ногой от злости, когда справа целовали в щеку, другую девушку и крепко сжимали хрупкую ладонь своей рукой. Просто бесновалась, когда внимание за столом уходило в чью-то сторону. Ее колотило и выворачивало, но Хозяйка мило улыбалась всей компании и с озорным и довольным видом извергала из себя очередную остроту, над которой искренне смеялись все остальные.

 

Она умела разглядеть Тени везде.

Люди даже не подозревали, что рядом с ними везде и всюду, следуют их Тени. И как бы они не пытались их скрыть, или замаскировать — Она все равно чётко их видела.

Она гордилась этим своим умением.

Пестовала его годами.

Оттачивала.

Полировала.

Довела до совершенства.

В какие-то несколько минут времени, при первом контакте, уже совершенно точно знала, что представляет собой новый знакомый.

По его Тени.

Знала.

Почти никогда не ошибалась.

И это ей нравилось.

Нравилось, чувствовать себя особенным человеком. Это давало право быть снисходительной и немного циничной. Этаким Гуру по пониманию чужих Теней!

Она сидела в кафе, которое было наполнено людьми и их Тенями. Наблюдала за ними и милостиво улыбалась. Она видела их насквозь и от этого ещё ярче чувствовала свою уникальность.

 

За её стулом чуть поодаль тоже стояла Тень.

Серая, дрожащая, она легко пританцовывала и жалась к стулу хозяйки. Она была легкой, смешливой, добродушной и ранимой. Такой нежной и непосредственной, какими бывают дети в раннем возрасте. Но хозяйка сама того не осознавая, играла роль.

Роль умудрённой и прожженной давалась ей легко. Приносила ощущение уникальности и несхожести с рядом сидящими. Вид снисходительной и отрешенной дамы был ей близок, желанен и понятен.

Только одного, она не замечала, в этом зале полного Людей и Теней. Она игнорировала ту, что тихонечко притаилась и терпеливо ждала, что её также когда-нибудь заметят. Тень, которая стояла за её собственным стулом.

 

Scribbler