Идеальные иллюзии

Они встретились в центре города в кафе, которое раньше имело красивое и гордое название Старый город, но теперь было переименовано в угоду безжалостной эре всепоглощающего и бездушного маркетинга. Новое название не нравилось ни одной ни другой. Но вид на старый Собор и красивые отсветы от него вечером, делали свое дело, создавая неповторимую атмосферу уюта и красоты. Они возвращались сюда снова и снова.

Это были две подруги, которым казалось, что знали друг друга всегда. Не похожие совершенно и все же такие одинаковые в своих базовых жизненных принципах. Они честно не соглашались друг с другом по многим ключевым моментам. При этом ни у одной не было и тени сомнения, что это несогласие, встанет стеной между ними. Разделит и разобьет ту нежную любовь и преданность, которую так редко можно встретить в женских отношениях.

Одну звали Марго. Или Маргарита. Но так называть её смели только избранные. Тетя, которую она очень любила. Подруга. И с некоторых пор Он. Её идеальный мужчина.

Она любила яркую помаду, обязательно красного оттенка. Носила асимметричные, модные платья, и кардинально меняла цвет волос не менее чем раз в год. Как некоторые меняют духи или лак для ногтей.

Марго мечтала путешествовать и тянулась к адреналину, как запойный алкоголик тянется к достойному питью. Все что будоражило и выводило из зоны комфорта, было её темой.

При этом обвинить её в поверхностности — большое упущение. С ней можно было обсудить образ Шантрама, перекинуться на Розенкрейцеров, вспомнить обвал недвижимости в США в 2007, и поговорить о новых трендах в одежде — ткань, фактура, цвет. Марго была интересным собеседником. Немного резковатым в своих суждениях, сильным и умным. Иногда слишком умным, как со смехом говорила она сама.

Вторую звали Варвара. Редкое и красивое имя для такой же красивой женщины. Натуральная блондинка, она отдавала предпочтение рюшам, легким тканям, не яркому макияжу — от чего выглядела моложе своих лет. Своей внешностью лесной Феи притягивала к себе сильных мужчин, желающих защищать, управлять и обладать. Все звали её просто Варей. Она была настолько легкой и невесомой, с простым и понятным характером, что народ считал её милой и доброй девочкой. Они не давали себе труда как следует разглядеть нутро за обложкой. А за мягким, нежно пастельного цвета фасадом, скрывался стальной характер. Со своими амбициями, пониманием жизни и нежеланием уступать и принимать. В душу Варя пускала не многих. Только тех, с кем совпадала в основных и главных жизненных принципах. Ей так было удобно и понятно. Но уже тех, кого допускала — любила безусловно. И готова была ради них на многое.

Сегодня они встретились в своем любимом кафе, после нескольких месяцев разлуки и с удовольствием разглядывали друг друга. У Марго были интересные новости. В её жизни появился Он, и Варя с нетерпением ждала подробностей. Она отметила что Марго, стала выглядеть по-другому. Еле заметные перемены, но для Вари они были очевидны.

— Женщина может идти в черном свитере и черной юбке, без макияжа, держаться за руку любимого мужчины и быть ослепительно красивой…

— Шанель, дорогая. Она была невероятной — продолжила Марго улыбаясь приятному комплименту.

— Итак ты влюбилась Маргарита, девочка моя?

— Да и вроде серьезно. Он совершенно не то, о чем я мечтала и себе загадывала, но я люблю его.

Варя приподняла брови, заказала себе любимый салат с жаренным осьминогом и замолчала, понимая, что сейчас её черед слушать.

Марго отвернулась к Собору и прикрыла глаза на минуту. За этот короткий миг в голове пронеслась тысяча образов и убеждений, которыми она болела еще два месяца назад, но сейчас они поблекли и опали. Как пожухлые листья с дерева осенью.

Марго всегда думала, что выберет в спутники жизни красивого, взрослого и дородного мужчину. Самостоятельного, обремененного собственным делом, которое приносит хороший стабильный доход. Она мечтала о жизни в красивом загородном доме. Об умных и долгих разговорах вечерами напролет. О том, что, будучи свободной, встретит кого-то свободного и они станут свободными вместе, связанные общими интересами, уровнем интеллекта, и целями в жизни.

Ей виделся красивый и спокойный роман, разбавленный её любовью к приключениям. Поездками в дикие уголки мира и соответствующими развлечениями. А еще она хотела красивого и романтического предложения руки и сердца, в Париже. Когда он в своем замечательном костюме склоняется перед ней на одно колено и делает предложение красивым, авторской работы, кольцом. Все это Марго хотела для себя два месяца назад. Пока не встретила Костю.

— Так как ты живешь Маргарита, теперь? Кто этот Костя? Расскажи мне — попросила Варвара, прерывая стройный мысленный поток подруги.

— О, он это нечто невероятное. Невероятное, не потому что такой особенный, — улыбнулась опять Марго своими не накрашенными, розовыми губами, — а потому что вероятность его появления в моей жизни была равна нулю.

Костя был программистом. Типичным программистом, со всеми их типичностями в характере. Глубокий интроверт, с неожиданно пошловатым чувством юмора и умением смеяться над вещами, от которых потом было стыдно. Мы попадем в ад за такой смех — часто говорила ему Марго. — Ну это будет потом! Сейчас давай посмеемся — был ей неизменный ответ. Он не читал Диккенса, Остин или Ремарка. У Кости не было готовых ответов на все вопросы. И несмотря на то, что он прилично зарабатывал, не умея правильно распоряжаться доходом, всегда был в состоянии – «так, когда у нас там следующий зарплатный транш»? Милый мальчик. Чуть младше самой Марго. Никогда не был ни в Париже, ни в любой другой стране. Его амбиции крутились вокруг — быть идеальным ремесленником своего дела. Расти в этом направлении. Все. Для Марго это была вообще другая, непонятная планета, населенная существами, разговаривающими на непонятном языке.

— Что ты будешь с этим делать Маргарита?

— Я, честно, не знаю, но не могу сопротивляться эмоциям. Он переехал ко мне неделю назад. Я тебе не говорила, но уже неделю мы живем вместе.

Варвара была более чем удивлена. Она знала, что за тип мужчин нравился Марго, и эта перемена в ней настораживала.

— Ты уверена в этих отношениях, своих чувствах и в том, что сможешь пережить все что несет с собой этот Костя?

Марго ни в чем не была уверена. Да и как можно быть хоть в чем-то уверенной, если контроль — это самая большая иллюзия, которой болеет все человечество? Она не знала, что будет завтра. Не могла контролировать свои или чужие эмоции. Даже не могла прогнозировать, чем все может закончится, через два месяца, а может пять лет. Хочет ли она детей от этого мальчика? Сможет ли она познакомить его со своими рассудительными и постаревшими друзьями? Не в плане постаревшими по возрасту. Они были ровесниками Кости или совсем немногим старше. Но эти люди пили вино, были благоразумными, размышляли об ипотеке и поездки их были запланированы на год вперед. Никакой спонтанности или неожиданности. «Ты вносишь в мою жизнь хаос» — сказала Марго, Ему в первые недели встреч. «А может тебе и нужен этот хаос в твоей жизни Маргарита? Слишком у тебя все правильно, и выдержанно. И даже тот адреналин, который ты себе позволяешь — и тот подконтролен».

— Варя я не знаю. Может это оно, а может и нет. Но мне так легко и хорошо с ним. Мы так много смеемся и мне нравится просто молчать с ним вместе. Лежать на диване, обниматься и ничего не делать. Ты не представляешь себе, как это сексуально, когда он босой, в одних спортивных штанах на голое тело жарит с утра яичницу.

Варвара опять удивленно приподняла брови. На кухне у Марго? Яичница? Да там с плиты можно было просто стирать пыль — так как за год, она могла ни разу не включится. А в холодильнике месяцами не было даже мыши — идеальное чистое пространство под Пустоту. Можешь складывать туда одежду, часто шутила над ней подруга.

— Ты же знаешь, Маргарита — мужчина который убирает дом, и готовит — для меня асексуально! И это без вариантов.

— Знаю. Поэтому мы никогда, не подеремся из-за мужчины.

Варя принялась за салат попутно слушая, то что рассказывала ей Марго и просто не верила в то, что слышала. Это была не та Маргарита, которую она хорошо знала и это немного пугало. Она сама четко знала какой именно ей нужен мужчина, и не понимала, как можно так сильно отступить от своего идеала?

Варя хотела, чтоб мужчина которого она встретит в жизни, был ей надежным плечом. Который сможет её полностью содержать. Подарить по одному кругосветному путешествию в год как минимум. С которым она сможет гулять по магазинам и скупать Шанель, как в булочной, скупают эклеры. При этом Варя хотела определенной свободы в отношениях. Возможно даже жизни в разных квартирах. Общих интересов, но времени на собственные нужды. Варю вполне устроил бы международный брак. Или капитан дальнего плавания, лишь бы он обеспечил ей то чего она хотела. И обвинить её в меркантильности и стяжательстве — было сложно. Ведь все женщины хотят выйти замуж за самого сильного мужчину, которого смогут привлечь, разве не так?

Марго разрезала свою индейку на мелкие кусочки и отодвигала их в сторону на большой белой тарелке. Ровными рядами. Одинаковые по размеру кусочки.

Она понимала, о чем думает сейчас Варвара. И желала ей влюбиться так сильно, чтоб забыть про свой надуманный образ идеального мужчины. Марго понимала, Варя просто боится любить. А выдвигая те требования, которые она считала приемлемыми, просто защищается от хаоса. Той неопределенности в жизни, которая начинается с приходом чистой концентрированной силы. Любви.

Она сама боялась до дрожи в пальцах и отпускала себя без тросов и парашютов — от чего ходила и счастливая, и устрашенная до инфаркта, возможными последствиями. Отпустить чувство контроля и поймать эти эмоции — оказалось самым сложным упражнением, в её размеренной жизни. Но эта эмоция, чистая и яркая того стоила.

— И что ты будешь с этим делать — не спеша промокнув губы белоснежной салфеткой, снова спросила Варвара. Она мечтала о Париже. О красивом предложении с преклоненным коленом. О пышности и достатке. И не могла понять, как её такая умная и необычная во всех смыслах подруга, смогла влюбиться в простого мальчишку. А по описанию Марго, он был именно таким.

— Просто жить моя хорошая, — ответила Марго, мечтавшая когда-то о Париже. О красивом предложении с преклоненным коленом. О пышности и достатке. — Просто жить.

Обе женщины разом посмотрели на Собор, улыбнулись друг другу, и заговорили одновременно:

— Давай ты первая…

— Нет давай ты….

У них было что обсудить. И так как ничто не могло встать между ними, ни новые увлечения, ни обстоятельства в жизни, ни разные взгляды на происходящее — вечер обещал затянуться. Но быть приятным и полным.

 

Scribbler

Нужно войти чтобы оставить комментарий.