Встреча

Меня зовут Кристина.

Все называют меня Тина, но я сама это провоцирую. Так мое имя звучит оригинально и редко. Мне так кажется. Сейчас у меня период тотальной честности с собой, и поэтому все, что я скажу дальше — чистая правда. По крайней для меня. Это хороший период. Так говорит мой Психолог. Хотя речь пойдет не обо мне, и не о моем специалисте. Речь пойдет о Ней. Я так и буду говорить Она дальше. Без имен и фамилий получится честнее, максимально приближенно к реальности.

Поймите меня правильно — я чистый гетеросексуал. Люблю мужчин и это не изменится. Хоть и учусь жить, не загадывая наперед и без заявлений, проникнутых безусловной уверенностью. Просто с некоторых пор, поняла, что быть уверенной нельзя ни в чем. И вот я влюбилась в женщину. Не в физическом плане. В моральном, духовном, эмоциональном, интеллектуальном, как хотите так и понимайте. Я сама толком объяснить не могу. Просто скажу, что это была любовь с первого взгляда.

Мы познакомились на приеме у Психолога. У нас был один специалист. Я пришла за профессиональной помощью совсем недавно. А Ее, так и не спросила, сколько времени понадобилось, чтоб стать такой, какой она представилась мне в первый раз.

Прошло еще немного времени, и мы начали общаться. Потом часто видеться. Скажу только, каждый раз, когда я с ней говорила — у меня в голове открывались запертые двери, в комнаты, которые когда-то я сама замуровала входы.

Мы могли обсуждать с Ней все.

Часами.

И мне всегда было интересно, потому что Ее взгляд на жизнь совершенно отличался от моего. Я до боли в кончиках пальцев, хотела быть похожей на Нее. Принять Ее личность и стать Ею. Это напоминало какой-то Психоз, настолько сила притяжения и интеллекта в совмещении со свободой воли и умением не заморачиваться на деталях, восхищала меня. Восхищала и тянула к себе магнитом.

— Тина — говорила Она мне, — ты должна научиться давать людям Свободу. От себя. Не давить на них. Не требовать. Не ждать. Не добиваться. Пойми — если человек не хочет тебе отдать, он не отдаст. Ты можешь его заставить, но это будет не тот компот, понимаешь? Просто смирись и получай удовольствие от жизни. Не напрягайся Тина. Ты все равно по сути ни на что не влияешь, так не трать энергию попусту.

Она умела отстраняться и быть свободной. А еще Она научилась уважать чужое пространство. Право на выбор. Право на эмоции, и решение. Я не умела. Я все время пыталась добиться чего-то от кого-то. Взять силой, если сами не давали. Либо впадала в депрессии, когда не получала того, что хотела. У Нее не было этой проблемы. Она просто научилась признавать чужое право быть личностью. И это было прекрасно.

Я часто слышала от Нее — если ты не можешь повлиять на ситуацию, не волнуйся, в этом просто нет рациональности. Если ты можешь на нее повлиять — зачем волноваться? Просто влияй. Иногда меня разбирал смех после этого монолога — потому что Она напоминала мне Карлсона, который живет на крыше. Спокойствие, только спокойствие, малыш. И только через время, просто поверив Ей на слово, и применив эту демагогию в своей жизни я поняла — истина где-то рядом. Поняла и взяла себе на вооружение. С тех пор я начала слушать Ее. И если даже, испытывала недоверие к фразам или постулатам — все равно слушала, запоминала и применяла. В большинстве случаев, Она оказалась права.

Проходило время. Мой специалист помогала мне справляться с теми проблемами, которые у меня были. Этот процесс давался тяжело. И хотя, я была предупреждена, что сейчас еду по плохонькой сельской дороге, а рядом крутое шести полосное шоссе, на котором, кстати, совсем нет пробок, и мне нужно туда. На шоссе. Но между моей сельской дорогой и тем раем для автомобилиста — совершенное бездорожье. Там все настолько плохо что, если ехать невнимательно, можно оторвать колеса вместе с креплением.

И я боялась.

Ехала по этому бездорожью и боялась того, что могу вернуться смалодушничав, и не доехать до шоссе. Или что останусь там, в этом болоте надолго. Меня страшило все. А у Нее совершенно не было страха. Она уже мчалась по шоссе. Детские проблемы. Обиды. Инфантильность. Любовь к нытью и обвинению. Постоянное, гипертрофированное чувство долга. Она все это прошла и победила. И если быть честной — великодушно помогала мне, сделать то же самое.

Меня поражала Ее способность видеть хорошее во всем. Если я шла по улице и видела серость, грязь, холод, и переполненные мусорные баки. Она видела желтые листья и красивую осень. Интересно одетых людей, симпатичных детей в колясках, и смешных собак, бегущих на коротких поводках за своими хозяевами. Она умела видеть не так как Я. Не через кривое зеркало. Хотя смотрели мы, по сути, на одни и те же вещи. Это очень ценно, поверьте, когда человек видит в окружающем его мире, не только плохое. Когда в конце дня, уверенно может назвать как минимум три события, которые принесли ему радость за день. И несмотря на сложности, тягости и неудачи, человек может просто улыбнуться и сказать — «хорошо что жива, а все остальное — задачи. Справимся. Не смертельно». Она так могла. Я этому училась.

Недавно я рассказала Ей про свою первую, серьезную влюбленность. Шесть лет назад, я так сильно влюбилась в мужчину, что потеряла себя на несколько лет. Он не ответил мне взаимностью, и я долго выбиралась из той какофонии чувств, в которую закинуло меня безответное чувство. Это было так страшно и больно, что я сказала себе — больше никогда. Больше никогда не хочу любить. Это больно, тяжело, почти смертельно.

Она смеялась над этим, обнимала меня обеими руками, прижимала к себе настолько сильно, что становилось нетерпимо и продолжала смеяться.

— Ты глупышка Тина.  Я не верю, в ту твою Любовь-травму, много лет назад. Не думаю что ты, любила того мальчика. Ты наслаждалась своей болью и самобичеванием. Доказала себе, что не достойна и мучила себя напрасно. Но ты сильная Тина. Я в тебя верю. Ты очень сильная, даже сильнее, чем сама думаешь. У тебя платиновый стержень, и тебе нужен совершенно особенный мужчина. И он найдет тебя. Просто разреши себе. И ты поймешь, как это прекрасно.

— Ты просто никогда не влюблялась без взаимности — говорила я ей сердито.

— О, ты не права! Совсем недавно такое случилось. Я и сейчас переживаю послевкусие красивых и теплых эмоций. Они прекрасны.

Я не понимала Ее. Но верила в то что Она говорит искренне и действительно чувствует то, о чем говорит. Она просто не относилась к людям как к собственности. Признавала за ними право не испытывать тех же эмоций, которые испытывала к ним. Если честно, вообще не думала про чужие эмоции. А смаковала только свои. Потому что только они и принадлежали Ей.  Ее любовь. Ее желания. Ее ощущения.

— И тебе не больно от того что ты любишь, а тебя нет?

— Ох Тина, хорошая моя, конечно нет. Почему мне должно быть больно? Может, иногда, немного грустно, но это только тогда, когда я сама захочу ощутить грусть. И такое бывает очень редко. Я хочу радоваться Тина. Жить и испытывать положительные, красивые, яркие чувства. И я могу влиять на них. Понимаешь? Зачем ты, встретив мужчину, представляешь, какой у него будет галстук на вашей золотой свадьбе? Или планируешь детей и их учебные заведения, с первого свидания с ним? А не дай Бог картинка не сложилась — ты не даешь мужчине шанса? Это проблема Тина. Но она решаема — просто живи здесь и сейчас. Я получаю удовольствие от тепла руки. От особенной улыбки, которая расцветает на губах только для меня. Искренности и откровенности, которая между мной и тем, кто мне нравится. И это удивительно. И это чудесно. И если я буду думать о том, что будет дальше, планировать вещи, которые мне по сути могут быть не нужны уже завтра. Я пропущу этот момент. Сладкий, красивый и теплый момент.

Она была для меня загадкой. Там, где я мучила себя и изводила вопросами, Она спокойно, с легкой улыбкой на лице, шла дальше. Не останавливалась. И меня это восхищало. Согласитесь, хочется быть такой личностью. Хочется такой силы и одновременно слабости. Свободы и умения понимать не только свои нужды, но и чужие. И принимать их как свои собственные. Это требует особенного мышления, осознания себя и другого человека, и простого решения. В какой-то момент, ты просто принимаешь решение быть счастливой. Быть уверенной в себе. Любить себя просто так за то, что ты есть. С уважением относиться к чужим эмоциям и потребностям. И с первым принятым решением, второе дается легче. А потом третье и четвертое. Все легче и легче. Так было у Нее. И так училась делать Я.

Это открывало передо мной целый новый мир. Совершенно особенный. И кстати не многолюдный. Там всего и на всех хватало. Не нужно было за что-то бороться. Красть. Добиваться. Там действовали другие законы. Там у каждого человека, внутри, был свой собственный мир. Интересный, красивый, сложный, увлекательный. И счастье. Это чувство было в центре такого мира. Внутри человека. Оно не зависело ни от чего извне.

И в начале пути, я просто слушала, что говорил мне мой специалист. Что говорила Она. Позже стала понимать, о чем речь и принимать это. И тут открылась совершенно немыслимая для меня ранее Истина. Пока я не разрешу сделать мне больно — никто не сможет этого сделать. Пока я сама не позволю себя оскорбить — никто, никогда, и никаким словом — не сможет этого сделать. И это удивило меня, напугало и принесло немного грусти по отношению к той Себе, которая позволяла раньше, такому случиться. И гордости — потому что, теперь, больше не позволит.

— Теперь ты понимаешь, Тина, как это просто? Теперь понимаешь? — усмехалась Она.

Я понимала. Это действительно просто. Мое бездорожье становилось ровнее и легче переносилось. Впереди я видела шоссе. Я действительно понимала, о чем Она говорила.

И конечно же иногда меня посещал страх. Эта старая привычка бояться всего на свете, очень тяжело уходит. Я боялась потери работы, смены статуса, чужого осуждения, разрыва отношений с близкими людьми. Боялась любить и чувствовать яркие, чистые эмоции. Боялась, что те, к кому я прикиплю душой уйдут, исчезнут, уедут, предадут, обидят. А по сути бояться нужно только кирпича с неба, внезапно упавшего на голову. И того, что вас больше не будет. И даже тут — как сказал мне один хороший человек — бояться не стоит смерти. Жить нужно в кайф, а смерть — ты все равно умрешь, и ты это знаешь, так зачем же бояться?

Сегодня, я опять с Ней встретилась. Очень рада Ее видеть. У меня произошло много всего интересного, я знаю, что это Ее порадует. Я поняла некоторые вещи, о которых она мне говорила, и теперь счастлива поделится с ней эмоциями.

Я смотрю Ей в глаза, улыбаюсь и делюсь всем сразу. Она смеется мне в ответ.

— Притормози Тина, слишком быстро — давай по порядку!

Я кладу руку на гладкую блестящую отполированную поверхность, которую сейчас принято называть зеркалом и смеюсь в ответ.

Это так чудесно, эмоционально, сильно, и ново! У меня нет слов, чтоб описать то, что я чувствую и как я рада, тому, что наконец встретила Ее.

Я вспоминаю чудные стихи нобелевского лауреата Девида Уолкота. Я думаю, что он писал их для меня, и про меня.

 

«Настанет день,

когда, увидев свое отражение в зеркале,

ты улыбнешься себе.

Настанет день,

когда твое сердце забьется чаще

при звуке твоих шагов

у твоего порога.

 

Пригласи себя в дом.

Угости себя вином. Протяни себе хлеб.

Верни себе сердце.

Прими вновь себя – этого знакомого

незнакомца,

преданного тебе,

любившего тебя всю твою жизнь,

уставшего от твоего равнодушия.

 

Убери с полок чужие портреты,

любовные письма, отчаянные стихи…

Сядь за стол. Пируй и празднуй.

Празднуй себя. Празднуй свою жизнь»

 

Спасибо тебе, Дорогая моя, что ты есть у меня.

Я — это Ты. А Ты — это Я.

Как я рада с тобой встретится.

И теперь знаю, что мы с тобой никогда не расстанемся.

Люблю тебя чистой, искренней любовью.

И ты это точно знаешь.

 

Scribbler