Двери

Закрываю глаза.

Ухожу в свою реальность и перестаю что-либо слышать.

Забываю про вкус персиков, холодной воды летом или теплого хлеба, взятого с пылу жару.

Перестаю дышать носом и просто чувствовать запахи.

Не дотрагиваюсь ни до чего. Расслабляюсь настолько, что даже одежда на теле становится невесомой – ее больше нет.

Осязание выключается.

Лежу на твердом. Но уже через минуту даже это перестаю понимать. Все что отключила ранее рождает невесомость.

Что остается в сознании?

Темно и тихо. Спокойно. Ничем не пахнет.

Что передо мной теперь? Что я вижу, не видя? Чувствую, не чувствуя? Слышу без звука?

 

Двери.

 

Передо мной множество разных Дверей.

 

Десятки.

Сотни.

Одни красивые, деревянные с рифлёными ручками. Есть разбитые и старые – ограненные такой изумительной резьбой что глаз не оторвать. А вот Дверь простая, сучковатая поверхность, выкрашенная в один цвет, но памятная – такая любимая и знакомая. И тут же попадаются бетонные, железные, съеденные ржавчиной и все в каких-то трещинах – кто-то мял их и ломал. Пытался открыть силой – по итогу покорежил и сломал. Но не открыл.

 

Эти Двери – Люди.

 

И они разными бывают. Внутри одни, снаружи другие. Две стороны у Двери – не узнаешь какая она, та изнаночная, пока не откроешь.

Люди как Двери. И в моей памяти их много.

Были такие которые били меня с размаху по лбу, как только я подходила к ним ближе и протягивала руку с намерением открыть. И я научилась отходить в сторону. А вдруг следующая Дверь такая же. Поэтому шишек на лбу стало меньше. Но и Дверей, открытых тоже. И это не плохо и не хорошо. Просто, иногда, я думаю, что можно пропустить замечательную Дверь – обычную снаружи – и такую необычную внутри. Нужно просто не бояться шишки. И того, что она может ударить тебя при открытии больно и памятно.

А были такие которые открывались без просьбы и даже намерения – это конечно редкость. Но они замечательны. Перед такими нет страха что могут ударить по лбу. На них замечательная резьба, они крепки и надежны. Углы их ровны и линии чисты и правильны. И ты понимаешь, что за такими Дверями ничего не страшно. Что они защитят от всего и внутри за ними все настолько красиво – не описать, как ни старайся.

Попадались такие, которые приходилось открывать с усилием. Может даже с нажимом. Долго дергать ручку и гладить по красивой лакированной поверхности – уговаривая и упрашивая открыться. И вот когда желаемое исполнялось за Дверьми оказывалась пустота. Там просто ничего не было. Ни смысла. Ни звуков. Ни мелодии. Ни силы. Ни характеров. Ничего. Пусто. И тогда, конечно, приходило Уныние. Было жаль потерянного времени. И своего ожидания. И своего нетерпения. И своего разочарования. Ничего – всегда разочаровывает.

Часто за такими же красивыми Дверьми, скрывалось нечто злое и гадкое. Сложное. Искореженное. Убитое, но не совсем. Такое что еле живет в своей демонической обиде, но все же живет. И от такого фасада, я бежала уже вприпрыжку, боясь оглянуться, вспоминая, а закрыла ли я ее плотно? Не вырвется ли то, что я посмела увидеть, наружу и не навредит ли мне или тем, кого люблю, сильнее чем уже навредило? Чем оно навредило тебе, спросите вы? Знанием. Знанием того, что такие Двери существуют. Потому что, после таких, другие открывать еще много времени не хочется. Потому что боязно. Потому что опасно. Потому что требует всей силы и мужества, которое есть за собственными Дверями.

И все бы ничего, и можно было бы вывести статистику и обезопасить себя. Но не получается. Каждая Дверь особенная. Не похожа ни на одну другую из тех, что виделись раньше.

Те, что заскорузли и страшны снаружи, могут удивить тебя своей оригинальностью и великолепием красок и форм. И уже даже забываешь, что тебе нужно идти дальше – просто останавливаешься у этой двери и тебе хочется стоять у ее открытого зева долго-долго. Никуда не уходить. Просто она прекрасна и на нее не наглядеться. Но нужно идти дальше. Ты можешь оставить их в памяти, но они тебе не принадлежат. Так сложно понять это. И принять. Хочется забрать их с собой. Хочется, чтоб они принадлежали только тебе – но так не бывает. Дверь она всегда просто Дверь. И она не может никому принадлежать. Она откроется тебе, либо нет. И разрешит тебе постоять на пороге. Либо впустит глубже в то, что она скрывает от всех. Вариантов много. Но она никогда не будет принадлежать тебе. Я это понимаю и через время смиряюсь – перестаю топтаться в проеме. Говорю спасибо и иду дальше – оставив в памяти текстуру, цвет, запах, звук открываемых петель, смысл того, что она скрывает за собой…

Дверей много.

Все они совершенно разные.

Я их люблю. Люблю открывать и закрывать, вникать в их тайны и секреты. Оставлять их в памяти. И даже забывать навечно о том, что когда-то их открывала. Они все меня чему-то научили. И я не жалею ни об одной открытой.

И иногда, когда я сижу в одиночестве – я могу просто …

Закрыть глаза.

Уйти в свою реальность.

Забыть, что такое вкус и форма.

Почувствовать отсутствие чувств…

Расслабиться.

И вспомнить.

Все те Двери, которые я больше никогда не увижу и не открою – но хочу помнить.

Все те Двери, которые однажды открылись, и я болела от того, что увидела за ними. Долго и памятно.

И улыбнуться тем, которые еще не открыты и которые я еще увижу. И буду наслаждаться ими, учиться у них, болеть и кашлять от увиденного, смеяться и плакать.

Я готова.

Я выключаю все шесть чувств и вспоминаю. А когда переберу все в памяти включаю их назад, и я готова к новым.

К новым впечатлениям.

Я вас вижу — откройтесь…

 

Scribbler

Нужно войти чтобы оставить комментарий.