Просить прощения. Почему не нужно этого делать.

Сегодня я вспомнила про одного своего хорошего друга, с которым рассталась не в очень приятных обстоятельствах. Вспомнила сказанное в последний раз, вернее написанное. С какими эмоциями это сделала и посылом. А потом вспомнила как мы дружили, начиная со второго курса университета. Сколько было общих тем, моментов, совпадающих правил внутренней конституции и общего смеха.

И общего молчания.

Я искренне считаю, что близость между людьми, которую я называю Дружбой определяется тогда, когда с человеком уютно просто молчать вместе. Сидеть где-то в общем пространстве и не иметь жесткой потребности производить звуки, и все же знать, что думает другой.

И смеяться.

Когда я легко и спокойно смотрю в глаза другому человеку и смеюсь. Сначала глубоко внутри рокотом образовывается комок смеха. Он поднимается к глазам, выдает себя лучиками, расходящимися от уголков глаз к вискам. А дальше выходит через улыбку. Сначала робкую, а потом все шире, которая достаточно быстро превращается в чеширскую. Я делю это на пополам с другим человеком. От момента, когда слышу рокот в чужой груди или своей, и до момента хохота и слезинок из уголков глаз.

Я называю это близостью.

Дружбой.

У меня был такой человек. Много лет. Я могла на него положиться и рассказать все что возникло в голове, даже в тот момент, когда это еще не оформилось в четкую и понятную мысль. Иногда я говорила с ним, и в процессе додумывала что на самом деле хочу сказать.

Это было ценно.

Это было бесценно.

Два года назад я обидела такого человека. Я была зла, не сдержанна, перенесла деловые отношения на личные и зная куда нужно бить, ударила в самые больные места. Я была не права.

С тех пор прошло два года, и я выросла. Можно улыбаться, можно крутить пальцем у виска, но я действительно выросла с того времени больше чем за те десять лет, которые предшествовали. Я поняла, что должна и могу признавать ошибки. Имею на них право. И если хочу называться сильным человеком, должна уметь сказать это вслух. Честно. Тому, кого обидела.

Единственное на чем хочу акцентировать — я больше не прошу Прощения. Есть причины, и я озвучу их вам.

Когда просишь прощения — ты ставишь человека в неудобное положение. Заставляешь его сделать выбор здесь и сейчас. Специально вводишь его в состояние когнитивного диссонанса, потому что как вроде ты обидел, но раз попросил прощения, то конечно же тебя обязаны простить.

Другой вариант — это как-то не христиански. Нас не этому учили с детства. Обидел — попроси прощения и тебе зачтется. Тебя простят. И никто не думает в этот момент о тех, у кого просят прощения. О той боли или негативе, которым ты ранил что-то нежное внутри. О праве на время. Когда человек просто должен сам понять, осознать и принять мысль прощает ли он тебя, или нет. Просить прощения, это эгоизм в высшей степени — я так считаю. Не претендую на Знание. Но так считаю.

Когда ты просишь прощения — это не всегда значит раскаяние в том, что сотворил. Ты можешь и не сожалеть вовсе. Просто тебе нужна индульгенция. Отпущение грехов. Ты хочешь, чтоб твоя совесть, которая грызет тебя острыми зубами успокоилась наконец, и перестала мучить тебя. Ты хочешь думать о себе хорошо, как о приятном и добром человеке, и то что ты сделал возможно не вписывается в общую картину, поэтому тебе срочно нужно исправить ситуацию. И прикрепить к груди очередной титул. Ты «признал свою ошибку и попросил прощения», а значит ты серьезный, сильный и правильный человек. Все сошлось. Тебе легче. Ты думал про себя, зацикленный на своем эгоцентризме и эгоизме. Потому что так проще. Потому что за деревьями ты не хочешь видеть леса.

Я думаю, когда просила прощения, нужно сказать это очень тяжело у меня выходило, то не думала о тех, у кого его прошу.

Я думала о себе и волновалась о своих чувствах. Гордилась собой за то, что могу сделать это и вешала на грудь медальки.

Я не делала это осознанно, хотя думала, что осознанно. И сейчас, оборачиваясь назад, и вспоминая что сделала, кому сделала, как и зачем сделала, я понимаю — была не права. Не права, когда пользуясь, развитой эмпатией, била людей в самые больные для них места. Это качество, которое нужно применять в добром деле. В злом намерении оно творит немыслимое.

И теперь я говорю себе — Ты была не права.

Имей силу признать это.

Имей силу принять право другого человека на не прощение.

На обиду. На злость. На то что он имеет право и может назвать тебя тем, кем ты являешься на самом деле. Не тем, кем себя представляешь.

Я могу сказать мне Жаль.

Я могу сказать, что мне досадно знать и вспоминать о том, как поступила и почему это сделала. Что чувствую огорчение и раскаяние. Я не прошу человека ни о чем. С некоторых пор понимаю Свобода воли — это все что есть у меня. Есть у другого человека как абсолютное право. Пятьдесят процентов пути я могу преодолеть сама, но если никто не двинется мне на встречу, то просить его об этом глупо, безнадежно, оскорбительно, эгоистично. Так нельзя и теперь я знаю, что так, не правильно.

С некоторых пор я не прошу прощения.

Я говорю – Мне. Очень. Жаль.

Жаль, что причинила обиду, боль, неприятные эмоции. Что возомнила себя Богом, когда принялась судить и ответила ударом по чувствам. Злом.

С некоторых пор я больше не прошу прощения.

Не прощайте меня, если не хотите, это ваше право.

Просто знайте, что мне жаль.

Этого для меня достаточно.


 

Scribbler